Как повысить производительность труда на предприятиях Московской области?

Как повысить производительность труда на предприятиях Московской области?

Предлагаем вашему вниманию интервью с депутатом Московской областной Думы, членом Комитета по экономике, предпринимательству и инвестиционной политике Василием Мельниковым.

— Владимир Путин в Майских указах одной из основных задач обозначил увеличение производительности труда в несырьевых отраслях экономики. К 2024 году средний рост производительности должен составлять 5% в год.

— На мой взгляд, это абсолютно правильно, потому что по данному показателю мы действительно отстаём в разы от мировых промышленных держав.

— Василий Борисович, хотелось бы услышать цифры и желательно в сравнении.

В среднем производительность труда в России почти в 3 раза ниже, чем в европейских странах. Если оценивать её в пересчёте на евро в час, окажется, что производительность в сельском хозяйстве и рыболовстве в стране составляет 1,8 евро, тогда как в среднем по ЕС — 9,5 евро (разница в 5,3 раза).

В промышленности и торговле она отличается почти в 3 раза: так, производительность в российской промышленности в час составляет 14,1 евро, а в странах ЕС — 38,9 евро. Такие данные приводит Игорь Николаев, доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики.

— Почему именно эта тема вас так волнует?

— Я считаю, что Московская область потенциально ничем не уступает развитым технологическим центрам мирового уровня. Судите сами: у нас около 1000 крупных и средних предприятий, на которых трудится свыше 400 тысяч человек. За 9 месяцев 2018 года оборот этих предприятий превысил два триллиона рублей.То есть мы вполне себе серьёзный кластер. Надо только уйти от «зазаборной экономики», как я её называю, научиться взаимодействовать, создать технологию вывода на аутсорсинг структур, обеспечивающих работу промышленных предприятий.

Василий Мельников: «Важно создавать условия для появления малых предприятий, специализирующихся на регламентных работах, оснастке, ремонте, монтаже оборудования, монтаже энергосистем, лабораторных исследованиях, проектировании линий, инсталлировании роботов».

— Давайте разбираться. Прежде всего, что вы называете «зазаборной экономикой»?

— Российская экономика так и не избавилась от родимых пятен, которые сложились у нас ещё при советской системе хозяйствования, когда в стране существовали профильные министерства, НИИ, Госплан и прочее.

СССР развалили, а иного уклада на предприятиях, особенно государственных, так и не сложилось — всё за забором! Никакого взаимодействия с соседями и «коллегами по цеху».Предприятия закрыты, закупорены, начиная с охраны и заканчивая всевозможными службами обеспечения.

Чтобы было понятно, давайте представим два завода с одинаковыми технологическими линиями — у нас и в развитой системе, неважно, в какой: в Китае, Японии или Европе. Людей, занятых непосредственно на производстве, одинаковое количество, но число работающих в сервисных подразделениях отличается в разы, разумеется, не в нашу пользу.

На производственной линии в России трудятся службы охраны, главного энергетика, главного инженера, лаборатория, бухгалтерия. У нас от 50 до 70 % общего числа сотрудников заняты в сервисных подразделениях, и их зарплаты, естественно, ложатся на себестоимость и в целом снижают производительностьтруда.

— А как у них, в развитых мировых экономических центрах?

— Большая часть сервисных функций отдана на аутсорсинг, т.е. специализированным сторонним организациям, находящимся в условно шаговой доступности. То есть это уже затраты не постоянные, а переменные, что гораздо эффективней.

Как-то знакомый китайский бизнесмен мне сказал: «На своем заводе любую проблему — от оснастки до сырья — я могу решить за час». Мы тоже можем, вот только затраты будут несопопоставимые.

— Что вы предлагаете?

— Проблема, конечно, непростая, и решить её можно только комплексно, в том числе через разработку и реализацию региональной программы повышения производительности труда. Её уже пишут в министерстве инвестиций и инноваций Московской области. Мы, как законодатели, тоже участвуем в этом процессе: так, при нашем комитете создан Совет по развитию производства и повышению производительности труда, который я возглавил. В конце прошлого года состоялось первое заседание, где среди прочего мы попытались определить барьеры, мешающие созданию общей среды аутсорсинга.

И что это за барьеры?

— Сложившаяся практика ориентации на собственные вспомогательные производства и сервисные службы приводит, во-первых, к их регулярной недозагрузке, и во-вторых, к необоснованному росту постоянных затрат. Из-за недозагрузки люди теряют компетенции, потому что занимаются узкими вещами. Работник фактически деградирует. А когда он работает на большой круг предприятий, он постоянно растёт, и в том числе через него компании способны внедрять любые инновации, которые где-то разрабатываются. Как видим, аутсорсинг может быть интересен и работодателю, и работнику.

Второй барьер — отсутствие на рынке качественных внешних поставщиков, сотрудничество с которыми могло бы повысить общую эффективность предприятий-заказчиков.

— С этим что можно поделать?

— Нужно определить территориальные зоны, в которых сконцентрированы предприятия-участники программы, скажем, Королёв – Ивантеевка – Щёлково. Квалифицировать предприятия потипу серийности: массовое, серийное, малосерийное, штучное. В каждой группе выделить лидера в производительности труда, организовать между ним и другими предприятиями, входящими в группу, обмен опытом с целью создания устойчивых горизонтальных связей, передачи практических навыков, направленных на повышение производительности труда, обмена эффективными внешними поставщиками услуг.

Этот подход даст возможность совместить знания консультантов и уникальные наработки предприятий. Опыт будет передаваться по горизонтали: от начальника цеха к начальнику цеха, от мастера к мастеру. Люди наконец смогут говорить на одном языке и видеть реальную эффективность предлагаемых изменений.

Когда же между предприятиями возникнут диалог и доверие, неминуемо произойдёт либо обмен эффективными аутсорсерами, либо передача части функций в наиболее эффективное подразделение одного предприятия, а при достаточном объёме заказов и наличии толкового руководителя, то и выделение в самостоятельную структуру, например, регламентных работ на производственных линиях всех предприятий, входящих в группу.

На мой взгляд, создание условий для углубления разделения труда, развития общедоступной технологической среды и, как следствие, повышения производительности — одна из важнейших на сегодня задач промышленной политики Московской области.

Беседовала Ольга РОЖКОВА

Читайте по теме:

В подмосковной «ОПОРЕ РОССИИ» создан Комитет по промышленности

Владислав Корочкин: «Избавимся от избыточных требований к бизнесу – повысим производительность труда»

22:03
117
Нет комментариев. Ваш будет первым!